• $69.74
  • 79.24
  • 1.05
  • 1284.3
  • 69.26
  • 8057.92

Росинбанк: спасенные государством

ros

👁 1,033

Спасли банк — спасли репутацию кыргызстанского финансового сектора.

В 2018 году на банковском рынке нашей страны произошло примечательное событие, оставшееся незаметным для большинства простых граждан. Росинбанк, испытывавший длительное время финансовые трудности, был спасен Национальным банком, что позволило сохранить свои сбережения множеству вкладчиков и предприятий. Но самое главное, была спасена репутация банковской системы нашей страны как надежного места для хранения денег. Руководителю Национального банка эта операция, правда, стоила немалых нервов.

Непростая история

У Росинбанка непростая история. Когда-то он был частью печально известного АзияУниверсалБанка (АУБ), который вместе с двумя другими банками — «Иссык Куль» и «Манас» в 2005–2010 годах превратился в гигантского размера бизнес по финансовому транзиту, подконтрольный семье президента Бакиева и его деловым партнерам. В 2010 году АУБ был насильно забран у его хозяев — тогда в революционные месяцы 2010 года это называлось «национализацией». В банке обнаружилась немаленькая финансовая дыра, после чего он был разделен на банкротный банк и «здоровый». Несколько последующих лет Агентство по реорганизации банков и реструктуризации долгов (ДЕБРА) сопровождало банкротство АУБа, параллельно пытаясь продать с аукциона «здоровый» банк, получивший название «Залкар».

Залкар-банк удалось продать только с пятой попытки (весной 2013 года) — после серьезного снижения начальной цены. Покупателем стал «Инвестиционно-торговый бизнес холдинг» российского банкира Владимира Гудкова, который на тот момент контролировал в России достаточно крупный Инвестторгбанк.

Как мы полагаем, новому владельцу осколка АУБа в нашей стране на высшем уровне были даны определенные гарантии, благодаря которым Гудков мог развернуть на базе «Залкара» (переименованного сразу же в «Росинбанк») привычный для его российского Инвестторгбанка бизнес — по выводу больших объемов денег из России. Тот самый транзитный бизнес, который вызывал столько критики, когда им занимался АУБ.

Ориентация на транзитные схемы вместо развития нормального банкинга в конечном итоге стоила Гудкову его бизнеса, а после — и свободы. 27 августа 2015 года российский Центробанк ввел в его Инвестторгбанке временную администрацию. Кыргызский банк стал испытывать сложности сразу же после этого. Согласно источнику нашей газеты, это было связано с тем, что часть ликвидных средств Росинбанка (несколько миллионов долларов) была размещена в Инвестторгбанке в попытке заткнуть в нем дыру незадолго до того, как Центробанк России прекратил его агонию.

Росинбанк, несмотря на проблемы своего хозяина, еще долго оставался после этого на плаву. «Экономике» известно о том, что Владимир Гудков (бежавший из России от уголовного расследования, начатого вслед за падением его банка) сразу же стал искать покупателя на Росинбанк, понимая, что в одиночку он его удержать уже не сможет. Ликвидность банка по-прежнему поддерживали транзитные схемы, так что его финансовые проблемы были не так очевидны. Одновременно Гудков перевел акции банка со своего холдинга (который к этому времени попал под российский иск о субсидиарной ответственности и поэтому рисковал лишиться своего кыргызского актива) на группу номинальных владельцев, каждому из которых принадлежала доля ниже порога контроля Нацбанка (10%).

Покупатели на банк так и не находились. Банкир, напрямую знакомый с этим вопросом, рассказал «Экономике», что всех отпугивала величина потенциальной «дыры» в балансе банка, которая по разным оценкам составляла от 5 до 10 миллионов долларов. «Экономика» не может независимо подтвердить или опровергнуть эту оценку — отметим только, что нижняя граница этой оценки как раз соответствует величине средств, которые были направлены на спасение банка Нацбанком Кыргызской Республики в конце лета 2018 года.
В поиске покупателей банк просуществовал до середины 2018 года, когда его проблемы уже сложно было игнорировать. В конце мая 2018 года в Бишкеке был арестован Андрей Гойхман, игравший в банке не последнюю роль (Росинбанк бросился агрессивно опровергать, что Гойхман на момент ареста занимал в банке официальную должность). СМИ сообщали, что уголовное дело в том числе касалось незаконного возврата крупных сумм НДС из бюджета Кыргызстана. Вполне возможно, через Росинбанк проводилась какая-то часть «схемных» расчетов, которые всегда сопутствуют предъявлению фиктивно накрученного НДС к возврату.
Владимир Гудков к этому времени уже успел побывать под арестом в Монако по запросу из России о его экстрадиции (в России он обвиняется в хищении 7 млрд рублей). В июне 2018 года князь Монако отказал России в экстрадиции банкира, и он был выпущен на свободу.

Уголовные дела

Сразу же после приобретения Росинбанка в 2013 году группой Инвестторгбанка, в нем были запущены схемы по транзиту денег из России. Банк работал в связке со своим родственным российским банком, а также с другими банками. Деньги перечислялись из России в Росинбанк по разнообразным контрактам (далеко не всегда реальным), а из Кыргызстана уже расходились по личным «копилкам» российских бизнесменов, а также по поставщикам импортных товаров из Китая, ОАЭ, Турции и других стран.

Кыргызским Финполом эти схемы были впоследствии названы отмыванием денег, хотя к классическому отмыванию денег они не имеют никакого отношения — ничего в них не легализуется. Это обычное бегство капитала из терпящей экономическое бедствие страны, где бизнес испытывает все больший прессинг со стороны силовиков, и где единственный способ сохранить свои накопления от силового рейдерства — это вывести их за границу.
Проблема транзитного бизнеса с российскими корнями состоит в том, что российская власть считает его огромной угрозой государству и старается всячески пресекать. С 2014 года в Уголовном кодексе России появилась даже специальная статья, отдельно криминализующая вывод из России средств по фиктивному основанию (статья 193.1. Совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации на счета нерезидентов с использованием подложных документов). В цивилизованном государстве с отсутствием валютных ограничений такая статья является нонсенсом. Нет ее и в нашем УК: Кыргызстан по праву гордится отсутствием валютного контроля и свободой движения капитала, закрепленной в законе. России же приходится затыкать все возможные дыры утечки валюты — в том числе и угрозами уголовного преследования.
По информации «Экономики», уже с 2014 года по поводу транзитных операций Росинбанка из России к нам стали поступать запросы и потянулись в командировку российские силовики. Как заявили в мае 2018 года в Госслужбе по борьбе с экономическими преступлениями (Финпол), по их информации с 2014 года в банке работали «фиктивные счета», на которые перечислялись средства из России.

С подачи российских силовиков их кыргызские коллеги, почуяв жирную финансовую тему, несколько раз возбуждали по этим операциям уголовные дела. Банк изо всех сил отбивался, и дела несколько раз приостанавливались. (Строго говоря, мы сомневаемся, что транзитные операции для иностранного капитала нарушают уголовное право нашей страны). Как бы то ни было, к 2018 году уголовное преследование банка стало свершившимся фактом, и в самом конце мая Финпол по какой-то причине решил, что нужно предать его гласности.

После публичного объявления об уголовных делах из банка усилился отток денег, и его крушение стало вопросом самого ближайшего времени.

Спасение
Ликвидация в 2017–2018 годах ряда латвийский банков и последовавший вслед за этим панический вывод средств из Латвии немного поддержал Росинбанк на плаву. Из множества источников «Экономике» известно, что Росинбанк активно привлекал убежавшие (правильнее сказать, выгнанные) из Латвии офшорные компании, чтобы поддержать их средствами свою ликвидность. (Сами владельцы компаний об истинной цели такой гибкости банка не догадывались). Но даже эти меры не могли задержать неизбежный кризис ликвидности в банке. В конце июня некоторые клиенты уже не могли вывести из банка крупные суммы, а в офисе постоянно толпились бухгалтеры обслуживаемых компаний в попытке договориться о том, что им разрешат снять со счета хотя бы сколько-то.
У Национального банка было два варианта разрешения этой ситуации. Первый, самый очевидный, — отозвать у Росинбанка лицензию и отдать его ДЕБРЕ на ликвидацию. При этом сценарии множество вкладчиков и предприятий потеряли бы свои деньги. А размер «дыры» в банке вырос бы в разы за счет того, что корпоративные заемщики искали бы все возможные способы не возвращать кредиты банкроту, а имеющиеся у банка активы были бы распроданы по «пожарной» цене.

Но самое главное негативное последствие банкротства банка ощутили бы на себе все остальные банкиры нашей страны. С таким трудом созданная за последние годы репутация надежной банковской системы получила бы серьезную трещину.

Поэтому Нацбанк выбрал второй вариант — спасать банк своими средствами. В августе 2018 года банку был дан срочный займ на 300 миллионов сомов на поддержку текущей ликвидности. В обеспечение этого займа владельцы 71,66% акций банка передали их в залог Нацбанку, одновременно согласившись отдать их сразу в виде отступного, чтобы не усложнять процедуру.

2 октября 2018 года 71,66% акций перешли Нацбанку. Собственно, если не свершилось бы чудо, иного и не могло произойти.

Для вкладчиков и обслуживающихся там предприятий переход Росинбанка под государственное крыло стало спасением. Страна также избежала массовых демонстраций и протестов потерявших свои деньги вкладчиков. А вот председателю Нацбанка Толкунбеку Абдыгулову пришлось по поводу этой сделки напряженно объясняться с депутатами.

Критика

Главным критиком сделки с акциями Росинбанка выступил депутат Дастан Бекешев. Его основной претензией, озвученной в парламенте, было то, что Нацбанк выдал 300-миллионную ссуду, заведомо зная, что банк не сможет ее погасить. Он также подверг сомнению, что полученные Нацбанком акции реально стоили 300 миллионов на момент сделки.

Толкунбек Абдыгулов в ответ пояснял, что спасение тонущих банков средствами национального регулятора — обычная практика в развитых странах. И что Нацбанк в ближайшее время начнет мероприятия по оздоровлению банка с тем, чтобы потом его продать коммерческому покупателю.

По информации «Экономики», интерес к Росинбанку как банковской лицензии с налаженным бизнесом уже давно проявляют несколько потенциальных покупателей — как из нашей страны, так и из-за рубежа. На этот момент всех отпугивает налоговая претензия на 1,4 млрд сомов, возникшая по материалам уголовных расследований в отношении банка. Есть интерессанты и по отдельным активам Росинбанка: их распродажа по рыночной цене может стать еще одним источником замещения средств Нацбанка деньгами с рынка.

Абдыгулов также сказал, что банкротство одного коммерческого банка имело бы негативные последствия на весь финансовый сектор страны. С этим утверждением сложно не согласиться.

Хрупкое доверие

Сразу же после того, как страну потрясли события апреля 2010 года, финансовый сектор Кыргызстана испытал огромный кризис доверия. Вызван он был не только национализацией трех дружественных Бакиеву банков, но и тем фактом, что мародеры-«революционеры» вскрыли в нескольких банках клиентские ячейки и изъяли из них деньги и ценности под предлогом того, что это деньги приближенных Бакиева. К слову, наказания за этот грабеж, не имевший никакого законного основания, так никто и не понес.

После этого доверие к официальной финансовой системе нашей страны восстанавливается с большим трудом. А без него не будет у нас никакого экономического роста. Поэтому так важно сохранить уверенность банковских клиентов в том, что их деньги не пропадут, и что держать их в рамках официальных финансовых институтов выгоднее и надежнее, чем в наличных.

Каждый год в стране запускаются новые инициативы по вовлечению граждан в официальные расчеты и использование банков для своих финансовых операций.

Несколько лет назад Нацбанк стал продавать населению золотые слитки, а также выкупать ранее проданные. Это стимулировало население «достать из-под матрасов» свои накопления и инвестировать их в золото через официальный механизм. К сожалению, сейчас эта программа частично свернута, и 100-граммовые слитки, на которые в стране есть наибольший спрос, в продаже у Нацбанка отсутствуют.

После того, как были пережиты потрясения 2010 года, стали устойчиво расти депозиты частных вкладчиков в банках. На настоящий момент тенденция их роста сохраняется.

На инвестиционных форумах, прошедших в прошлом году в Кыргызстане, отмечалось, что в части банковского сектора наша страна уникальна. Если не считать трех банков, национализированных по политическим мотивам в 2010 году, Кыргызстан не знал ни одного банковского банкротства за последние 12 лет! Ни одно государство нашего региона не может похвастаться такой стабильностью банковской системы. И очень хочется, чтобы так продолжалось и дальше.

Распечатать      Сохранить в PDF

 

Подписаться на Twitter

Аналитика

Доступ в базы данных владельцев предприятий, лицензий, товарных знаков и т.д.

Читайте, принимайте участие в «общественном обсуждении»

Базы данных, аналитика, дискуссионные материалы

«Офшорные утечки», данные из реестров, частные расследования

В Казахстане нарастает экономический кризис

Правительство пытается остановить бегство валюты, но совершает одну ошибку за другой.

Нужно ли Кыргызстану отказываться от доллара?

Турецкий лидер предложил Кыргызстану уйти от доллара во взаимных расчётах.

Не пора ли нам выпустить валютные облигации?

Новость о том, что Узбекистан планирует крупный выпуск валютных облигаций для иностранных инвесторов, осталась в Кыргызстане совершенно незамеченной.

Золото падает. И будет падать еще?

Цена на золото на мировых торговых площадках за лето этого года рухнула почти на 100 долларов.

Антироссийские банковские санкции: как минимизировать риски для банков Кыргызстана?

Могут быть заблокированы долларовые расчёты основных российских государственных банков.

Когда не получается у Минэконома, подключается МИД. В Кыргызстане будут строить современные логистические центры

Если в Кыргызстане всё же построят современную торговую инфраструктуру, это поможет фермерам увеличить доходы от продаж

История о том, как самурай в Бишкеке дорогу строил

В некотором царстве, в некотором государстве (не подумайте, не в Кыргызстане) жил-был один самурай.

Сербское правительство защищает своих фермеров от кыргызстанской фасоли.

Таласскую фасоль экспортируют уже давно в страны Европейского союза (ЕС).

Еще аналитика

Подписаться на новости