• $69.83
  • 78.79
  • 1.03
  • 1197.1
  • 80.8
  • 6517

В Казахстане нарастает экономический кризис

tenge

👁 889

Правительство пытается остановить бегство валюты, но совершает одну ошибку за другой.

После того, как в августе этого года российский рубль в очередной раз начал снижение, казахский тенге моментально последовал за ним. В ответ на падение курса население в который раз бросилось покупать доллары, а правительство стало придумывать очередные способы ограничить бегство капитала.

Доверие населения к национальной валюте в Казахстане подорвано уже давно. Первая сильная девальвация казахского тенге случилась в феврале 2014 года, тогда американский доллар подорожал к казахской валюте чуть ли не в два раза. Вторая девальвация произошла в августе 2015-го. Тогда казахский ЦБ объявил о переходе к свободному плавающему курсу и введении режима таргетирования инфляции, и тут же тенге обрушился по отношению к доллару на 30 процентов. А через полгода случился так называемый декабрьский обвал, и доверие к казахской нацвалюте подорвалось окончательно.

На примере Казахстана мы можем наблюдать, какие непростительные ошибки в регулировании экономики в конечном итоге приводят к кризису. Чтобы ни в коем случае их не повторять.

Ошибка первая. Банкирам дают разворовывать банки.

История последних 20 лет в Казахстане — это история того, как банкиры с хорошей политической крышей буквально насухо выжали казахские банки, выведя миллиарды долларов народных накоплений за границу.

Первое крупное банкротство банка в Казахстане, вызванное выводом активов, произошло еще в 1996 году — обанкротился Крамдс банк, похоронив под своими руинами 3 миллиарда тенге народных вкладов.

В 2005 году был окончательно разворован и закрылся Наурыз банк, чей крах стоил вкладчикам 4,5 миллиарда тенге.

В том же 2005 году развалился Валют-Транзит банк, владелец которого умудрился вывести из него 30 миллиардов тенге, а общий долг банка при этом превышал 52 миллиарда.

В 2009 году обанкротился и был взят под контроль правительства БТА банк. Его владелец — Мухтар Аблязов, долгое время пользовавшийся покровительством руководства Казахстана, наверное может быть признан рекордсменом по выводу банковских активов за границу. После его отстранения от руководства банком «дыра» в балансе была оценена в почти 7 миллиардов долларов.

Почти одновременно с БТА банком в феврале 2009 года обанкротился Альянс банк, недостача в капитале которого составляла 3,5 миллиарда долларов.

В конце 2016 года казахский банковский сектор потрясла еще одна катастрофа — закрылся Казинвестбанк. «Дыра» — 20 миллиардов тенге.

Это лишь только избранные примеры. Президент Назарбаев публично возмущается: «Создали банк, и туда пошли и поверили люди, национальные компании, и теперь эти акционеры вытаскивают оттуда деньги, и Национальный банк сидит и наблюдает за этим. Как такое можно терпеть?»

Однако, все понимают, что ни один крупный банк в Казахстане не может успешно вести деятельность без политической «крыши». Была она (до определенного времени) и у Мухтара Аблязова, были покровители во власти и у других банкиров, которыми сейчас так возмущается президент.

Заткнуть каналы по перекачке денег из местных банков в офшоры их хозяев достаточно просто: это работа регулятора отрасли — Национального банка. Поверить в то, что только во время банкротства Нацбанк вдруг узнает о том, что значительная часть кредитов выдавалась связанным с хозяевами банка компаниям, разумному человеку невозможно. Однако, коррупция и какие-то клановые соображения позволяют банкирам-жуликам успешно работать годами.

У нашей страны такой проблемы нет. Банки иногда кредитуют дружественные компании, но о полномасштабном выводе денег за границу речь не идет. Можно только поблагодарить за это Национальный банк, который достаточно строго следит за тем, что происходит в нашем банковском секторе. Если не считать ликвидированные за отмывание денег три банка бакиевского окружения (АУБ, Манас и Иссык-Куль), то можно гордиться тем, что в Кыргызстане не было ни одного банкротства банка последние 12 лет!

Ошибка вторая. Запреты и контроль движения капитала

Пример множества стран убедительно говорит, что капитал невозможно удержать запретами. Если ваша страна называется не Северная Корея, конечно. В современном мире когда владельцу капитала некомфортно в стране, он найдет способ вывести капитал в другое место. Казахские власти делают вид, что не понимают этого.

Летом этого года Комитет Государственных Доходов Казахстана сообщил о введении правила, по которому гражданам разрешается хранить в наличных деньгах не более 500 минимальных зарплат (около 12 миллионов тенге). Остальное нужно сдать в банки. В те самые банки, из которых владельцы с хорошей политической крышей выводят деньги на свои офшорные счета.

Разумеется, что все более-менее крупные бизнесмены, у которых на этот момент не было зарубежных счетов, стали их открывать. Разумеется, никто из состоятельных граждан не в восторге от того, что к ним домой могут прийти налоговики и потребовать предъявить наличные накопления.

Одновременно летом этого года в Казахстане ужесточился контроль за переводом за границу денег юридическими лицами. Некоторые типы операций попали под повышенный контроль и теперь даже если они являются полностью добросовестными, денежный перевод может оказаться под запретом.

В ответ на это на казахском рынке повысился спрос на серые схемы вывода денег за границу. Подчеркиваем — вывода своих, законно заработанных, а не криминальных денег. Очевидно, что капитал всегда найдет, как уйти от несправедливого государственного регулирования.

Пример России, где в сфере денежных переводов действует сверх-агрессивный контроль, но при этом капитал все равно успешно бежит из страны, говорит о том, что запреты только ухудшают ситуацию.

Приятно понимать, что Кыргызстан в этом отношении верен курсу, который был выбран в 1990х годах — а именно полной либерализации движения капитала. У нас в стране нет валютного контроля и регулирования, деньги в любой валюте можно переводить в любую страну без ограничений. Контроль касается только легализации криминальных капиталов и финансирования терроризма, но эти меры приняты во всех странах мира.

Согласно официальному прогнозу казахского правительства, экономика Казахстана в 2019 году должна вырасти на 4.2 процента, при том, что расчетный курс тенге прогнозируется в 350 тенге за один доллар. Нам кажется, что если руководство соседней страны и далее будет продолжать репрессивное регулирование экономики, этот прогноз так и останется прогнозом.

Распечатать      Сохранить в PDF

 

Аналитика

Доступ в базы данных владельцев предприятий, лицензий, товарных знаков и т.д.

Читайте, принимайте участие в «общественном обсуждении»

Базы данных, аналитика, дискуссионные материалы

«Офшорные утечки», данные из реестров, частные расследования

В Казахстане нарастает экономический кризис

Правительство пытается остановить бегство валюты, но совершает одну ошибку за другой.

Нужно ли Кыргызстану отказываться от доллара?

Турецкий лидер предложил Кыргызстану уйти от доллара во взаимных расчётах.

Не пора ли нам выпустить валютные облигации?

Новость о том, что Узбекистан планирует крупный выпуск валютных облигаций для иностранных инвесторов, осталась в Кыргызстане совершенно незамеченной.

Золото падает. И будет падать еще?

Цена на золото на мировых торговых площадках за лето этого года рухнула почти на 100 долларов.

Антироссийские банковские санкции: как минимизировать риски для банков Кыргызстана?

Могут быть заблокированы долларовые расчёты основных российских государственных банков.

Когда не получается у Минэконома, подключается МИД. В Кыргызстане будут строить современные логистические центры

Если в Кыргызстане всё же построят современную торговую инфраструктуру, это поможет фермерам увеличить доходы от продаж

История о том, как самурай в Бишкеке дорогу строил

В некотором царстве, в некотором государстве (не подумайте, не в Кыргызстане) жил-был один самурай.

Сербское правительство защищает своих фермеров от кыргызстанской фасоли.

Таласскую фасоль экспортируют уже давно в страны Европейского союза (ЕС).

Еще аналитика

Подписаться на новости